Журнал Four Seasons – Танцующая в облаках
6 December 2010 Раздел: Пресса обо мне Комментариев: 0

Наталья Гынку – женщина-парадокс. Обаятельная, остроумная и … нордически суровая. За женственностью и артистизмом – железная воля и редкая целеустремленность. Она почти не пользуется косметикой. Передвигается по Москве на метро. Ее настольные книги – учебники по аэродинамике и летному мастерству. Все так. И все не просто так. Макияж – на сцене, подиуме и фотосессиях. Поездка на метро – всего лишь кратчайший путь из одной точки в другую, к тому же московские дороги не дают ей той степени свободы, к которой она привыкла в небе. Да и скорости не те. Она – известная фотомодель и единственная в России женщина, летающая на частном реактивном самолете. И не только на нем.

- Мой первый и самый любимый самолет – чехословацкий реактивный учебно-боевой L -29. Мне его подарил муж, на свадьбу. На нем я совершила свой первый самостоятельный вылет и налетала 71 час за один сезон. Обучали летать друзья мужа – по специальной программе подготовки летчиков военных училищ. “Вывозная программа”, то есть время налета с инструктором, заняла 13 часов 34 минуты. Этот показатель знающих людей сильно удивляет, и мой муж им очень гордится. А он – профессиональный летчик.

- Наташа, к чему вам столь рискованное увлечение? Ведь вы, насколько я знаю, летали и будучи беременной, и потом с маленькой дочкой на борту. Что дают вам полеты и эти сумасшедшие нагрузки, которые не каждому мужчине под силу?

- Что дают мне полеты? Это целая палитра эмоций в воздухе. И круг общения на земле. Люди! Мой инструктор, Палыч, например  – это просто эталон человеческой порядочности. Та атмосфера взаимовыручки и сопереживания, с которой я столкнулась на аэродроме, на фоне модельного бизнеса сильно подкупает. Видели бы вы, как мужики радовались, когда я выполнила свой первый самостоятельный полет. А какой праздник устроили! Я тогда не знала, что маленькая “вывозная программа” – один из ключевых моментов в жизни летчика.

- Могла ли девушка, окончившая хореографическое училище и музыкальную школу, представить, что сядет однажды за штурвал реактивного самолета?

- Как ни странно, но пилотаж – тот же танец. Ничто по ощущениям не сопоставимо так сильно, как эти два занятия. В воздухе я забываю о том, что управляю самолетом, мне кажется, что я и самолет – единое целое. Зачем люди летают, понимаешь, только когда испытаешь такое полное единение.

Кстати, в детстве рядом с моим домом был военный аэродром, и я очень часто бегала смотреть на самолеты. Тогда мне казалось, что поднять в воздух самолет – это что-то абсолютно недостижимое. А когда я впервые поднялась в небо с заслуженным летчиком-испытателем – и не где-нибудь, а в Москве, на Ходынке, – то поняла, что ничего недостижимого в жизни нет. Судьба дает нам шанс. А вот как мы им распорядимся…

- Но ведь вы летаете не только на реактивном самолете?»

- В прошлом сезоне частные полеты на реактивных самолетах запретили. И я начала осваивать поршневые: Як-52, Як-18, Як-12 и чемпионский СП-91. Это уже второй самолет, который муж мне подарил, – по случаю рождения дочки. Он три года стоял, ждал своего часа. Полетала. Но обнаружила неудобства и в компоновке, и в управлении. Сейчас отправили СП на полное переоснащение. Но именно на нем хочу выступить на соревнованиях.

- Есть разница в ощущениях при полетах на реактивном и поршневом?

- Управление реактивным самолетом мало чем отличается от. управления поршневым. Но по ощущениям это как “Мерседес” и трактор. Реактивный – более мягкий и инертный, более комфортный самолет, что для женщины особенно важно. В поршневых скорость меньше, соответственно и перегрузки менее длительные. Например, делаешь фигуру на реактивном за полторы минуты. С каждой секундой перегрузки давят все больше, как гантель на вытянутой руке. Перед глазами два прибора, которые показывают скорость и единицы перегрузки.

Больше на пилотаже – кроме, конечно, высоты – ничего уже не волнует. Есть ограничения, и если их нарушишь, самолет развалится в воздухе. Сначала ты контролируешь эти приборы. Потом все становится красным. Потом черным. Пропадает слух, зрение – все сужается в одну точку. И только где-то в глубине стучит: “Отпусти ручку! Отпусти ручку! Сделай перегрузку поменьше!” Заканчиваешь фигуру и… полный кайф!

И хотя теперь я летаю на поршневых самолетах, нежное чувство к L -29, думаю, останется навсегда.

- Авиация – единственное увлечение или есть еще что-нибудь экстремальное?

- Люблю гонять на картингах и кроссовых мотоциклах. А вообще-то любой вид спорта, сопряженный с угрозой травмы, можно назвать экстремальным, даже шахматы, когда засыпает шахматист.

- А как относятся к вашему увлечению мама, подруги?

- Со стороны женщин очень сдержанные оценки и комментарии. Скажите, что выберет среднестатистическая женщина – сапоги за тысячу долларов или два часа полета на L -29? Самый близкий друг – муж. Только его мнение для меня важно. И мое увлечение небом могут понять только те, кто сам болен той же “болезнью”. Таких людей мало. Специально на своем сайте я сделала галерею и форум, чтобы общаться с единомышленниками.

- Наташ, а бывало так страшно, что хотелось все бросить?

- Только один случай могу вспомнить. Поехали с мужем на один подмосковный аэродром. Там давно без движения стоял двухместный самолетик. И летчики попросили моего мужа облетать его. Он осмотрел самолет и сделал несколько замечаний, которые техники на следующий день устранили. А меня накануне полета не покидало чувство тревоги. Я видела, что этот самолет – классические “дрова”. И на нем не надо летать. Утром я заявила мужу, что на облет полечу вместе с ним. Боже, что я пережила! Сразу после взлета выяснилось, что “специалисты” перепутали тяги триммера. Надо было немедленно садиться, но сделать это было невозможно – в воздухе были парашютисты. Пришлось уходить в зону ожидания. Не оставляло ощущение, что этот “пепелац” развалится на куски прямо в воздухе. Когда муж сказал, что начинает выполнение облетной программы, я не выдержала и, не выбирая выражений, настоятельно попросила его садиться. В тот день мы не разговаривали. Но я уверена, что спасла ему жизнь.

- А что для вас важнее: бизнес фотомодели или авиация? Ведь однажды встанет проблема выбора.

- Модельный бизнес скорее всего станет увлечением. Серьезная подготовка пилотажника требует полной отдачи. Я хочу не просто участвовать в соревнованиях – хочу стать лучшей!



Написать комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы написать комментарий.